Такаси цудзи из токийского университета наук алопеция

Японские биоинженеры сначала вырастили зуб в почке, а потом пересадили его в челюсть. Зуб прижился – сформировались кровеносные сосуды и нервные волокна. Ученые уверяют, что апробированная технология поможет выращивать новые органы с заданными геометрическими параметрами.

. [more]

Регенеративная стоматология
Японские биоинженеры не первый год вставляют лабораторным грызунам новые зубы. Группа профессора Такаси Цудзи (Takashi Tsuji) из Токийского университета наук (Tokyo University of Science) добилась потрясающих успехов в регенеративной стоматологии. У японских экспериментальных зубов есть все — эмаль, дентин, пульпа, кровеносные сосуды и нервные волокна, в структуре зуба различимы коронка и корни.

Еще в 2007 году биологи вживляли в десны экспериментальных животных 500-микрометровые «зародыши» зубов, которые дорастали до настоящих зубов.


е в 2009 году из стволовых клеток биоинженеры научились выращивать полноценные коренные зубы. Уже тогда команда Такаси Цудзи выращивала зуб вместе с комплектующими частями – альвеолой (челюстным углублением, в котором он сидит) и периодонтом (комплексом тканей, который находятся между зубом и альвеолой). Такими «комплектами» можно «латать» дырки не только в улыбке, но и в челюстях.

Зуб вырастает в почке
Чтобы вырастить такой зуб, биологи поместили «зародыш» в фиброзную капсулу почки – плотный чехол, который покрывает орган снаружи. Этот метод – подсаживание имплантата в фиброзную капсулу почки – используется для исследования противоопухолевых препаратов: часть опухоли вживляют в почечный чехол животным (крысам или мышам), после чего на опухоль воздействуют лекарствами и изучают гистологические изменения и биологический эффект.

«Геометрические параметры – ширина коронки, общие размеры зуба, длина корней – искажались под воздействием давления наружной мембраны почечной капсулы. Коронка зуба получалась сплюснутой, а корни – вытянутыми», — пишет Такаси Цудзи, рассказывая о достижениях и недостатках регенеративной стоматологии.

Как контролировать размеры
Теперь биоинженеры разработали каркас, который поможет контролировать параметры зуба, альвеолы и периодонта. Можно сказать, что они «запеленали» зародыш зуба в полимерные «пеленки», которым придали нужные размеры – такие, чтобы выращенный зуб можно было безболезненно пересадить в челюсть, не притесняя «соседей».


Выращенный в почке зуб биологи пересадили в челюсть. Через некоторое время они провели его томографическое и ангиографическое исследование. Оказалось, что нервные волокна и кровеносные сосуды нового зуба срослись с теми, которые уже были в челюсти у мышей. Это означает, что зуб прижился. «Трансплантат восстановил поврежденную челюсть, параметры зуба соответствовали нормальным размерам», — пишут исследователи в статье, опубликованной в PLoS ONE.

infox.ru

http://paranormal-news.ru/news/japoncy_vyrastili_v_pochke_myshi_zub_a_potom_peresadili_ego_v_cheljust/2011-07-21-3562

terrao.livejournal.com

Японские учёные научились выращивать человеческие волосы. Добиться почти стопроцентного результата помогли опыты на мышах. Но уже скоро начнутся эксперименты на добровольцах, большинство которых, конечно же, мужчины. Кстати, по статистике, 80 процентов мужчин такой минимализм на голове вполне устраивает.

Питомцы лаборатории Токийского университета науки испытали новый метод в области регенерации тканей на собственной шкуре два месяца назад. Голая мышь с человеческими волосами — это не мутация, а итог целенаправленной работы японских исследователей. Они говорят, что нашли самый надежный и быстрый способ справиться с напастью, которая с возрастом сваливается на головы миллионов мужчин.


Это особый вид мышей, у них от природы нет шерсти. Подопытные экземпляры отличаются еще и полным отсутствием иммунитета. Этим объясняется экипировка как в операционной. Симпатичные хохолки начали расти у них через две недели после пересадки стволовых клеток. Уникальность этих клеток в том, что в специальных условиях они способны превращаться в определенные ткани, в данном случае — волосяные. Главное — правильно рассчитать пропорцию соединения клеток, чтобы запустить механизм регенерации. Процесс очень деликатный. В лаборатории соблюдается максимальная стерильность.

"Это капля коллагенового геля, внутри которой мне нужно смешать два вида клеток, необходимых для роста волос", — показывает Киосукэ Асакава, сотрудник лаборатории Токийского университета науки.

Все делается вручную. Тончайшим шприцем в каждый шарик геля впрыскивается примерно по 13 тысяч стволовых клеток. 10 тысяч взяты у самой мыши из поверхностного слоя кожи , остальные 3 тысячи — из более глубокой части соединительной ткани человека. Смешавшись, эти клетки становятся основой формирования волосяной луковицы. Они как семена, которые нужно пересадить под верхний слой кожных клеток. Первые всходы появляются уже через неделю, и дальше волосы начинают расти естественным образом. При этом профессор Такаси Цудзи говорит, что с помощью дополнительных манипуляций с клетками можно контролировать цвет и мягкость шевелюры.


"У человека на одном квадратном сантиметре головы растет от 60 до 120 волос. Мы пересадили на спину голой мыши 28 таких клеточных зерен. На этой фотографии видно, что получилось. На одном квадратном сантиметре выросло 124 волоса. Самое поразительное заключается в том, что по плотности и по структуре они ничем не отличаются от человеческих", — рассказывает Такаси Цудзи, профессор Токийского университета науки.

Именно для этого у мышей был подавлен иммунитет: чтобы исключить вероятность отторжения клеток человека.

Еще одно достижение японских ученых — в опытах с грызунами были использованы клетки взрослых особей. Все прежние успехи в области регенерации органов, например, выращивание зубов, вызывали сомнения с этической точки зрения, так как источником клеточного материала были зародыши. В случае с волосами 100-процентным донором выступает сам пациент. В этой связи серьезных препятствий для начала клинических испытаний профессор не видит. Он говорит, что первые эксперименты, в которых место лысых мышей займут лысеющие люди, должны состояться уже в течение ближайших трех лет.

www.vesti.ru


6971cbca_big.jpgЭффективность регенеративной медицины — внедрение в организм новых клеток, которые могут заменить клетки поврежденные — на этой неделе получила несколько новых доказательств.

Три независимых исследования показали, что привитие новых клеток мышам, позволило восстановить нормальное функционирование их поврежденных органов. Первая работа была посвящена восстановлению волосяного покрова, вторая восстановлению функции зрения, третья – нормальной работы сердца.

«Можно выращивать клетки в чашке Петри, но это не регенеративная медицина, — говорит Робин Али, генетик из университетского колледжа в Лондоне, возглавлявший клинические испытания по восстановлению функции зрения у грызунов. — Мы должны задуматься именно о биологическом ремонте в живой системе». Итак, что же это были за опыты.

Японские ученые доказали эффективность регенеративной медицины, вырастив волосяной покров у «голых» мышей, взяв для этого стволовые клетки у обычных грызунов и у людей. Из стволовых клеток они получили фолликулы или волосяные луковицы, затем пересадили их мышам. Через 2-5 недель пересаженные волосы начали расти. Такаши Цудзи, специалист из Токийского университета, возглавивший это исследование, считает, что данный метод перспективен для лечения мужского облысения.

Исследователи из Нью-йоркского университета лечили мышей с наследственной патологией сетчатки. Им также пересадили стволовые клетки. Результат, правда, был не столь впечатляющ — прижилось не более 15% материала, однако ученым удалось улучшить показатели ночного зрения грызунов.


И, наконец, третье исследование — ученые из Калифорнийского университета получили клетки из соединительной ткани и пересадили их грызунам, перенесшим инфаркт миокарда. Таким образом, им удалось преобразовать соединительную ткань в сердечную мышцу, перепрограммировав клетки и преобразовав их в другие типы. Фибропласты были преобразованы в кардиомиоциты — клетки сердечной мышцы, которые и погибают при инфаркте.

На рубеже 20 века обещания ученых регенерировать поврежденные ткани казались сильно надуманными. Например, Томас Хант Морган, американский биолог, один из основоположников генетики, проводивший удачные опыты с дождевыми червями, засомневался в своем успехе, в частности в том, что его достижения могли бы решить проблему наследственности у людей. Хотя и получил в 1933 году Нобелевскую премию «За открытия, связанные с ролью хромосом в наследственности». Если бы Морган жил сегодня, возможно, он бы пересмотрел свою позицию и не бросил бы столь важные исследования.

Роберт Ланца, специалист по регенеративной медицине из Калифорнии считает, что она прошла долгий путь со времен Моргана и является той областью, которая содержит много перспектив: «Эти три исследования являются лишь верхушкой айсберга, — говорит он. — К тому времени, когда мы постареем, возможно, врачи смогут сказать своим пациентам: «Верите ли вы сегодня, что люди страдали от облысения, не могли излечиться от слепоты и теряли конечности из-за сосудистых заболеваний?». Будем надеяться, что так и будет.

doublex.ru